Новоорлеанский опыт приема беженцев, часть 8

31. Если вы захотели кому-то помочь - вас засосет бюрократическое и юридическое болото.

Пример: в начальных стадиях кризиса, одна местная церковь предложила разместить у себя беженцев. Местные и штатовские власти сразу забили ее более чем сотней людей, чьи "социальные навыки" были совершенно неприемлемы. Забитые и грязные туалеты, на стенах появились нацарапанные рисунки и граффити, постоянная ругань и разборки (зачастую заканчивающиеся соревнованиями "кто кого переорет", а то и физическим насилием), беженцы шарахались по окрестностям (что привело к куче заявлений о мелких кражах, вандализме и т.д.), работники церкви столкнулись с угрозами, грабежами и достаточно агрессивным попрошайничеством.

Власти остались глухи к запросам на предмет обеспечения безопасности - кризис был настолько широкомасштабен, что до мелкой церквушки никому не было дела. Через пару дней, после многочисленных настойчивых требований соседей прекратить этот беспредел церковь потребовала у местных властей переместить беженцев в другое место, чем быстрее тем лучше. Тут-то они моментально столкнулись с бюрократией высшего порядка, включая угрозы заморозить ранее обещанную компенсацию прямых расходов, угрозы судебных исков за то, что церковь посмела дать каким-то образом понять, что беженцы являются "низшим классом" по своему поведению. На них повесили расизм и общую "политическую некорректность", угрожали "негативным пиаром", обвиняя церковь в элитизме, неготовности идти на компромиссы и эгоистичном отношении в условиях кризиса. Церковь поначалу поддалась давлению, разрешив беженцам остаться, но еще через пару дней давление от соседей и собственной паствы превысило все рамки и церковь настояла на немедленном перемещении беженцев в ближайшее убежище Красного Креста. Как мне сказали, ремонт всего того, что за 4 дня натворили беженцы обойдется минимум в 10 тысяч долларов. Это только один из многих примеров, о которых я могу рассказать, однако это совершенно ясно дает понять - реши вы предложить властям помощь в размещении беженцев - вы моментально встаете под их контроль, включающий себя бюрократию, правительственный пресс и все прочие подобные прелести. Так что если у вас есть возможность помочь подобным образом (как это пыталась сделать та же церковь) - задумайтесь, стоит ли оно того.

32. Проблемы с преступностью будут замалчиваться или игнорироваться властями. Во многих городах, разместивших у себя беженцев преступность (согласно наблюдениям граждан) резко скакнула вверх. Однако власти это тупо отрицали или в крайнем случае говорили, что это - "временные небольшие проблемы".

Для пиара это хорошо, но это - полнейшее игнорирование возросших рисков для местных жителей. Я мониторил это все дело примерно в дюжине разных городов, благодаря моим контактам среди местной полиции и полиции штата. Все без исключения менты говорили о резком скачке всех видов преступлений, включая изнасилования, разбои, нападения, кражи из магазинов, вандализм, активизацию уличных банд и так далее. Тем не менее, этих цифр вы никогда не увидите. Зато можете увидеть крупных полицейских шишек, активно утверждающих, что это не соответствует действительности. Менты, с которыми я говорил были крайне злы на подобное поведение своего начальства, но выступать с разоблачениями они не рисковали - под угрозой оказалась бы их работа. Мне говорили, что очень часто им приказывали банально не регистрировать преступления определенных категорий, чтобы не "раздувать" статистику. Мне неоднократно говорили о том, что даже в Техасе, Алабаме и Теннесси видели новые дорогие автомобили, с луизианскими номерами дилеров, за рулем которых сидело "бандитво" (ну или еще какое менее лестное определение). Судя по их маршруту они ехали на север и на запад. Однако об угнанных машинах никто не заявлял. Не было никого, кто мог бы проверить парковки дилеров, или заявить об угоне. Не было работающих компьютеров чтобы загнать номера кузовов угнанных машин в национальную базу данных, так что у полиции не было иного выбора, как отпустить их на все четыре стороны. Делайте выводы.

33. Все что принадлежит вам или вашей компании может быть экспроприировано без предупреждения, каких-либо бумаг и компенсации. Я неоднократно слышал как от людей, находящихся внутри или около зоны бедствия и владеющих чем-то полезным (лодки, фермеры с амбарами, тракторами и т.д.), так и от владельцев и сотрудников тех или иных предприятий (владельцы техники, недвижимости и т.д.) о появлявшихся у них на пороге представителей властей, требующих предоставить им технику или место. При отказе им угрожали, и говорили, что в сложившейся ситуации их сотрудничать не просят, а требуют. Многие из них так и не нашли "арендованное" таким образом оборудование, не знают где оно, в каком состоянии и когда они его получат обратно. А между делом, без этого оборудования у них своя работа встает. У других конфисковали землю и здания, которые были отданы для нужд спасателей, складов и так далее. В некоторых случаях, когда владельца не могли найти сразу (и не очень-то искали) экспроприировалось топливо (например, фермерские запасы), запасы продовольствия, автомобили с дилерских стоянок. Все это использовалось спасателями, ментами, и прочей сопутствующей им шантрапой безо всякого разрешения, бумаг и компенсаций.

В случае протестов, владельцам угрожали, отрицали что бы то ни было, обвиняли в эгоизме и отказе сотрудничать и т.д. Вывод - если у вас есть что-то, что может понадобиться властям в случае бедствия - забудьте про конституционную защиту вашей собственности. Конечно, вы сможете подать потом в суд, но если у вас отберут то, что необходимо для вашего собственного выживания - вы ничего не сможете сделать. Тем из нас, кто запасает необходимые вещи на случай бедствия, стоит это держать в тайниках чтобы избежать конфискации. А если речь идет о вещах, которыми вы постоянно пользуетесь (генераторы, трактора и т.д.) - вы попали. Кстати это касается и независимых волонтеров (посланных церквями и т.д.). Я неоднократно слышал о том, как у них экспроприировались автомобили и запасы для использования "официальными" спасателями, безо всякой компенсации или квитанции, после чего их вышвыривали из зоны бедствия с наказом не возвращаться. Тот факт, что эффективность этих волонтеров была зачастую на порядок выше "официальных" спасателей - никого не волновал.